• Стресс: социальные корни

    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
    Загрузка...
    Октябрь 25, 2015 Нет отзывов

    В статье, недавно напечатанной в журнале «Prevention», констатируется факт, что 4 млн американцев страдают от генерализованного синдрома тревожности, причем женщины вдвое больше подвержены ему, чем мужчины. Это состояние характеризуется постоянным беспокойством, бессонницей, мышечным напряжением, неспособностью сосредоточиваться и чувством безысходности. Недавно было признано, что оно связано с ростом риска развития сердечнососудистых заболеваний. Как утверждает доктор Л. Дж. Миллер, глава Women’s Services Division при Университете Иллинойса, тот факт, что синдром тревожности в некоторых странах встречается одинаково часто у мужчин и женщин, говорит о том, что он является культурно опосредованным. Иными словами, не генетические или гормональные слабости играют роль в возникновении этого состояния, а причины социального и культурного порядка. Социальные или культурные факторы не впервые влияют на ход развития болезней. Последние 30 лет исследований показали, что производимый ими эффект распространяется повсеместно, причем до такой степени, что для его изучения созданы целые дисциплины, в том числе социальная эпидемиология, социология здоровья и медицинская антропология.

    И все же отделить культурные факторы от биологических не так просто. Возьмем сердечно-сосудистые заболевания. Культура, в которой мы родились и выросли, определит, брать нам палочки для еды, чтобы подцепить кусок рыбы, рис или овощи за завтраком, либо с помощью ножа и вилки резать яичницу с ветчиной. Наше сердце выиграет при первом варианте, но разум подводит ко второму. Попросту все зависит от того, родились мы на Окинаве или в Оклахоме. Тот же подход применим и к стрессу. Одни культуры формируют такие системы ценностей, мировоззрения и схемы поведения, которые делают жизнь наполненной стрессами, в то время как другие могут культивировать ценности, точки зрения и поведение, обеспечивающие образ жизни, свободный от стрессов.

    Культурная среда Северной Америки постоянно поставляет нам стрессогенную информацию. Нас бомбардируют всевозможной рекламой. На улицах, по почте, по электронной почте нам сообщают, как мы можем быстро похудеть или установить себе на двери замок новейшей конструкции. Вездесущие афиши и телевизионная служба информируют нас о том, что наши дети подвергаются опасности, так как вокруг полно оружия, наркотиков и болезней, переносимых половым путем. А тонкий подтекст подобных сообщений — «вы не добьетесь успеха, если не приобретете эту последнюю новинку» — проникает повсюду. Программы новостей 24 часа в сутки пичкают нас преимущественно негативной информацией о перестрелках, войнах между наркобаронами, экологических катастрофах, убийствах, совершенных из-за расовой ненависти, неистовствующих серийных маньяках и жутких преступлениях на сексуальной почве. Как говорят в телевизионных кругах, «чем больше крови, тем лучше смотрят». Однако в действительности новости стали настолько стрессогенными, что некоторые эксперты в области здоровья, как, например, доктор Эндрю Вейл, предлагают периодически соблюдать «новостные посты», чтобы поправить психическое здоровье.

    «Болезнь спешки»: недуг современности

    Психолог и писатель Вейн Сотайл установил определенную поведенческую схему, которая, судя по всему, служит показателем духа нашего времени. Он называет ее «болезнь спешки». По аналогии с поведенческой схемой личности, относящейся к типу А — исключительная подверженность стрессам,— определяющей характеристикой «болезни спешки» является превалирующее чувство срочности, ощущение, что времени всегда не хватает, чтобы переделать все намеченные на день дела. В результате человек проявляет нетерпение по отношению к себе самому и к другим людям, а также склонность к перфекционизму, раздражительности, потере самообладания; он часто бывает в ситуации, когда, пытаясь сделать слишком много дел сразу, он или она оказывается не в состоянии справиться с поставленными задачами. Те, кто страдает от этого синдрома, известны склонностью к соперничеству, враждебности по отношению к другим, властности, цинизму и — чаще всего — трудоголизму.

    И тем не менее разве не все мы в той или иной степени испытывали на себе последствия «болезни спешки»? Никто не может жонглировать одновременно десятком дел — то есть делать то, что большинство из нас проделывает каждый день, день за днем,— и при этом остаться целым и невредимым. Наш стремительный образ жизни оказывает громадное давление на семейную жизнь, влияет на сон и аппетит и в конечном счете рано старит нас. Наше восприятие времени также играет ключевую роль в процессе развития болезни. С раннего возраста нас учат смотреть вперед, ставить перед собой цели и планировать будущее, но дело в том, что мы слишком много придаем значения завтрашнему дню в ущерб сегодняшнему здоровью. Сосредоточиваясь на том, что может произойти в будущем, мы не только не можем продуктивно реагировать на проблемы настоящего, но и готовим почву для беспокойства, проецируя наши сегодняшние трудности на завтрашний день, следующую неделю, будущий год. Заглядывание вперед, вместо того чтобы жить сегодня, обеспечивает жизнеспособность нашим тревогам, которые мы буквально программируем на будущее. Жить только будущим — значит ограничивать свою способность видеть вечное, неизменяемое — программу. А избыток беспокойства может оказаться смертельным.

    По материалам сата http://dietwink.com/



    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
    Загрузка...



    Комментарии